Песни

ЛЮБО, БРАТЦЫ, ЛЮБО. . .

Как на Буйный Терек, как на Буйный Терек
Ехали казаки – сорок тысяч лошадей,
И покрылся берег, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.
Припев (дважды):
Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
С нашим атаманом не приходится тужить.
А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля ударила коня,
А вторая пуля, а вторая пуля,
А вторая пуля-дура ранила меня.
Припев (с повторением).
Атаман наш знает, кого выбирает,
Грянула команда, тай забыли про меня.
Им досталась воля и казачья доля,
Мне досталась пыльная горячая земля.
Припев (с повторением).
А жена поплачет, выйдет за другого,
За мово товарища, забудет про меня,
Жалко только волю во широком поле,
Жалко мать-старушку да буланого коня.
Припев (с повторением).
Кудри мои русые, очи мои светлы,
Травами, бурьяном да полынью порастут,
Кости мои белые, сердце моё смелое
Коршуны да вороны по степи разнесут.
Припев (с повторением).

Полно вам, снежочки /Походная терских и кубанских казаков/
Полно вам, снежочки, на талой земле лежать,
Полно вам, казаченьки, горе горевать.
Полно вам, казаченьки, горе горевать
Оставим тоску – печаль во темном лесу,
Оставим тоску – печаль во темном лесу
Будем привыкать мы к азиатской стороне.
Будем привыкать мы к азиатской стороне,
Казаки – казаченьки, не бойтесь ничего.
Казаки – казаченьки, не бойтесь ничего,
Есть у нас казаченьки, крупа да и мука.
Есть у нас казаченьки, крупа да и мука,
Кашицы наварим, белых хлебов напечем.
Кашицы наварим, белых хлебов напечем,
Сложимся по денежке пошлем за винцом.
Сложимся по денежке пошлем за винцом,
Выпьем мы по рюмочке, — позавтракаем.
Выпьем мы по рюмочке, — позавтракаем,
Выпьем по другой, — разговоры заведем.
Выпьем по другой, — разговоры заведем,
Выпьем мы по третьей, — отца с матерью вспомянем.
Выпьем мы по третьей, — отца с матерью вспомянем,
Выпьем по четвертой, — с горя песню запоем.
Выпьем по четвертой, — с горя песню запоем,
Мы поем, поем про казачье житье.
Мы поем, поем про казачье житье,
Казачье житье право лучше всего.
Казачье житье право лучше всего,
У казака дом – черна бурочка.
У казака дом – черна бурочка,
Жена молодая – все винтовочка.
Жена молодая – все винтовочка,
Отпусти, полковник, на винтовку поглядеть.
Отпусти, полковник, на винтовку поглядеть,
Чтоб моя винтовка чисто смазана была.
Чтоб моя винтовка чисто смазана была,
Вдарят по тревоге – чтоб заряжена была.
Вдарят по тревоге – чтоб заряжена была,
Верный мой товарищ – конь горячий вороной.
Верный мой товарищ – конь горячий вороной,
С песней разудалой мы пойдем на смертный бой.
С песней разудалой мы пойдем на смертный бой,
Служба наша служба – чужедальня сторона.
Служба наша служба – чужедальня сторона,
Буйная головушка казацкая судьба.

Не для меня /Казачий романс/
Не для меня придет весна,
Не для меня Дон разольется.
Там сердце девичье забьется
С восторгом чувств – не для меня
И сердце девичье забьется
С восторгом чувств – не для меня
Не для меня цветут сады,
В долине роща расцветает,
Там соловей весну встречает,
Он будет петь не для меня.
Не для меня журчат ручьи
Текут алмазными струями,
Там дева с черными бровями,
Она растет не для меня.
Не для меня цветут цветы,
Распустит роза цвет душистый
Сорвешь цветок, а он завянет
Такая жизнь не для меня.
Не для меня придет Пасха,
За стол родня вся соберется
«Христос Воскрес” – из уст польется –
Такая жизнь не для меня.
А для меня кусок свинца,
Он в тело белое вопьется
И слезы горькие прольются
Такая жизнь, брат, ждет меня.

КОГДА МЫ БЫЛИ НА ВОЙНЕ
Когда мы были на войне,
Там каждый думал о своей любимой или о жене.
И я, конечно, думать мог,
Когда на трубочку глядел, на голубой ее дымок.
Как ты когда-то мне лгала,
Что сердце девичье свое давно другому отдала.
А я не думал ни о чем,
Я только трубочку курил с турецким горьким табачком.
Я только верной пули жду,
Чтоб утолить печаль свою и чтоб пресечь нашу вражду.
Когда мы будем на войне,
Навстречу пулям полечу на вороном своем коне.
Когда мы были на войне,
Там каждый думал о своей любимой или о жене.

Ойся ,ты ойся
На горе стоял казак — он Богу молился.
За свободу, за народ низко поклонился.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
А еще просил казак Правды для народа.
Будет Правда на земле — будет и Свобода.
За друзей казак молил — чтоб их на чужбине
Стороною обошли алчность и гордыня.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
Чтобы жены дождались, и отцы, и дети
Тех, кто ищет Правду-Мать да по белу свету.
Для людей просил казак да благословенья,
Чтобы были хлеб да соль во мирных селеньях.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
Чтобы крови не лилось у отчего порога,
Чтобы кривде не жилось — он молился Богу.
Так молился тот казак за землю родную,
Что б ни горе, ни слеза ее не коснулись.
На горе стоял казак — он Богу молился.
За свободу, за народ низко поклонился.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.
Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся.
Я тебя не трону — ты не беспокойся.