Партизанский отряд Л.Ф. Бичерахова в воспоминаниях А.Г. Емельянова

48422328_2166448837006984_8775275320019255296_o

Уполномоченный союза земств и городов на Персидском фронте военный чиновник А.Г. Емельянов вспоминал о личности осетинского офицера Л.Ф. Бичерахова и о его знаменитом Партизанском отряде:

«Корпус Баратова — левый фланг тысячеверстного Русского фронта. Партизанский отряд Бичерахова — левый фланг нашего корпуса. Бичерахов в Персии с начала операций.
— Куда же тебя назначать? — спросил Бичерахова Баратов.
— Куда прикажете, ваше превосходительство. Куда-нибудь подальше от штабов и поближе к врагу.
— Да, я это знаю, Лазарь.
Баратов задумался.
Терские и кубанские казаки — природные горцы.
Легко пересекли их кони высокие снежные перевалы, бурные речки в ущельях, знойные горные равнины. По дороге били конную жандармерию, гнали отряды курдов и остановились в самом опасном месте — у Буруджира. Постоянные стычки с разбойничьими шайками, военными отрядами… Скучать некогда.
Только мелко все это.
— Эх, хватить бы турок, немцев, черта — дивизией, корпусом в обхват, а еще лучше бы армией!
Любит Бичерахов войну, пороховой дым, канонаду пушек. Любит скакать карьером и приказывать. Под свист пуль бросается в атаку во главе партизан своих. Раненый-перераненый. Ходит с палкой. Да и как только на коне сидит?
— Ах, как хочется славы и власти! Как бурная натура жаждет живого творческого дела!..
Бичерахов — осетин. Отец — природный воин в конвое царя. Как и всякий старый казак — много кой чего умеет. Кто лучше скроит черкеску?
Мальчика, мечтавшего о коне и кинжале, бредившего родным Кавказом, засадили зубрить в Петербурге и в Царском. Лазарь учился и играл с маленькими великими князьями. Тогда и теперь — одинаково стремился стать первым, а карьерой его был путь шипов, а не роз…
— Дайте мне два «форда», носилки, врача, и казаки благословят Вас.
— Да зачем Вам автомобили, когда у вас там дорог нет?
— Раненых от нас на носилках доставят, а до Кума мы дорогу поправим.
Бичерахову нельзя было отказать. Еще свежи были в памяти блестящие дела Беломестнова и Бичерахова в районе Кума, Катана и Исфагани. Знаменитый Наиб-Гуссейн с большой шайкой разбойников готовит разгром Тегерана. Напрасно! У Рабат-Керима его разбивают наголову. Турки стремятся прорваться через Султан-Абад в столицу Ирана. Тщетно! Им мешает инициатива и решительность Бичерахова и доблесть его казаков. Славные дела! Это те дела, от которых Персия еще в пятнадцатом году пришла в изумление и которыми в свое время гордилась Россия.

***
— Пустите меня с партизанами вперед, — говорил Бичерахов Баратову в начале семнадцатого года, — и я сомкну оба фронта: русский и английский. Рейд Гамалия — блестящ, — но эпизод. Из двух фронтов союзников я сделаю один — Персидско-Месопотамский.
Так летом семнадцатого года партизаны Бичерахова стали нашим авангардом. Партизаны сомкнули фронты, и глухой осенью у Кара-Тепэ казаки совместно с английской армией под командой генерала Маршалла дрались с турками.

***
Революция в разгаре. Хмурый октябрь принес войскам радость. Сначала перемирие. Мир в Брест-Литовске с немцами и мирный договор. Главнокомандующий Кавказским фронтом разрешает русским войскам уйти из Персии …
— Вы знаете, какую телеграмму прислал Бичерахов?
— ?! ..
— Не хочет уходить из Месопотамии. Не верит, что заключен мир. Так и пишет: «Казаки будут драться до победного конца». Посылаю ему повторное и решительное приказание.
Баратов был смущен и расстроен.
— Имея такие войска, мы заключаем сепаратный мир! Потом добавил:
— Бичерахов был на крайнем левом фланге. Работал отлично. В авангарде наших войск тоже себя показал.
В арьергарде будет не хуже. Ведь ему будет при надлежать честь вывоза имущества и прикрытия войск при отходе!
Казаки Бичерахова так далеко находились от родины и от нас, что совсем не слыхали осеннего российского грома. Кроме того, они вели войну. Ходили в атаки, дрались. Ни газет, ни митингов. Это была сохранившаяся дисциплинированная часть».