Демографическое состояние и перспективы русского этноса в Северной Осетии

i (5)

По инициативе Северо-Осетинской региональной общественной организации «Русское национально-культурное общество «Русь» кандидатом исторических наук Борисом Синановым была подготовлена аналитическая справка по демографическому состоянию и перспективам русского этноса в республике.

На закате советской эпохи на территории большинства национальных республик и автономных областей Северного Кавказа проявляются характерные общие тенденции, наметившиеся еще в стабильные 1960–1970-е гг. В пределах большинства национально-государственных образований РСФСР стремительно сокращается доля «нетитульного» населения и возрастает этническая однородность этих территорий. Данная тенденция связана не только с различием показателей естественного прироста между титульными группами с одной стороны и русскими, с другой (а именно русские, составляют большинство «нетитульного» населения республик Северного Кавказа). Не меньшее влияние на статистику оказывают обозначившиеся различия в миграционных направлениях и этническом составе мигрантов (табл. 1).

Таблица 1

Соотношение [условно-] титульных этносов и русских в республиках Северного Кавказа 1970–2010 гг., % [8, с. 104; 1; 6, с. 95-96]

Субъект РФ

[условно-] титульные этносы

Переписи

1970

1979 1989 2002

2010

Адыгея

Адыгейцы 21–72 21–71 22–68 24–65

25–63

 

Карачаево-Черкессия

Карачаевцы, черкесы, [абазины, ногайцы] 47–47 49–45 54–42 61–34

64–32

Кабардино-Балкария

Кабардинцы, балкарцы 54–37 55–35 58–32 70–25

70–22

Северная Осетия

Осетины 49–37 51–34 53–30 63–23

65–21

Чечено-Ингушетия

Чеченцы, Ингуши 59–35 65–30 71–23 94–4

77–1

95–2

94–1

Дагестан

[Аварцы (в т.ч. андо-цезские народы), агулы, даргинцы, кумыки, лакцы, лезгины, ногайцы и др.] 74–15 78–12 80–9 87–5

89–4

На рубеже 1980-х – 1990-х гг. резко меняется вектор экономического, политического и социального развития Северной Осетии. Многие промышленные предприятия прекратили свое существование или сократили объемы производства. Поскольку среди русских доля индустриальных работников была особенно высока, то именно они в первую очередь пострадали от экономического спада. Экономические трудности в сочетании с обострением этнической проблематики на Северном Кавказе заставили часть русского населения покинуть Северную Осетию (табл. 2).

Таблица 2

Динамика численности русского (восточнославянского) и осетинского населения Северной Осетии 1989–2010 гг. [1; 6, с. 96; 4, с. 58]

Национальность

Переписи

1989

2002

2010

человек

в % к итогу человек в % к итогу человек

в % к итогу

Все население

632 428 100,0 710 275 100,0 706 423

100,0

Русские

189 159 29,9 164 734 23,2 147 090

20,8

Украинцы

10 088 1,6 5 198 0,7 3 251

0,4

Белорусы

1 779 0,3 1 002 0,1 609

0,08

В целом восточные славяне

201 026 31,8 170 934 24,0 150 950

21,3

Осетины 334 876 52,9 445 310 62,7 459 688

65,1

Ко всему прочему причиной снижения численности русских в Северной Осетии в 1990-е гг. стала общая для всей страны тенденция превышения смертности над рождаемостью [2, с. 377]. Лишь немногим этносам в России удалось сохранить значительный естественный прирост населения (чеченцы, ингуши, большинство народов Дагестана и др.).

В республике русское население сокращается с 189 159 чел. (29,9%) в 1989 г. до 164 734 чел. (23,2%) в 2002 г. И если численность русских в этот период снижается на 24,5 тыс. чел., то осетинское население увеличивается на 110,4 тыс. Однако, источником увеличения численности осетин в указанный промежуток времени стала миграция из-за пределов республики (Южная Осетия, внутренние районы Грузии, республики Средней Азии и Казахстан). Между переписями 1989 и 2002 гг. численность осетин в Северной Осетии увеличилась за счет естественного движения на 16,2 тыс. чел., а за счет миграции на 94,2 тыс. чел. То есть 85,3% прироста осетин в республике пришлось на миграцию населения извне [2, с. 378].

Еще более сложно ситуация с русским население складывается в столице республики г. Владикавказе. К 2002 г. удельный вес русских опускается до минимальной отметки за всю историю существования Владикавказа и составляет всего 23,1% (36,2% в 1989 г.). Единственным этносом, увеличившим свою численность в традиционно многонациональной структуре города стали осетины, их доля в населении Владикавказа достигла 62,7% (46,4% в 1989 г.) [7, с. 8].

Следует отметить, что в 1990-е и первые годы XXI века миграция русского населения из пределов Северной Осетии сопровождается встречным потоком массовых вынужденных миграций русских, вызванных насильственными конфликтами в северо-восточном сегменте Кавказского геополитического массива. Центрами притока вынужденных переселенцев становятся Владикавказ и Моздокский район. Однако отсутствие точных данных не позволяет ответить на вопрос, насколько сильно повлияла вынужденная миграция на этническую картину, и какое количество русских мигрантов осело в республике.

В первое десятилетие XXI в. численность русских в Северной Осетии продолжает снижаться, хотя и более медленными темпами. По переписи 2010 г. русских в республике стало на 17,5 тыс. чел. меньше чем в 2002 г. За этот же период осетины увеличили свою численность на 14,3 тыс. чел. (табл. 1).

Во Владикавказе к 2010 г. удельный вес русских, как и большинства наиболее многочисленных этносов города (армяне, грузины, греки), напротив, увеличился и составил 24,5%; осетины – 63,5% [7, с. 8]. Но незначительный рост численности русских в столице республики не повлиял на общую тенденцию в смене этнической картины города.

В начале XXI в. меняется этнический состав населения не только столицы республики, но и ряда городов и станиц, в которых русские составляли в прошлом значительную или даже большую часть жителей. Этническая картина в ряде населенных пунктов меняется в сторону увеличения численности осетин (г. Ардон, г. Беслан, ст. Змейская, ст. Архонская) и турок-месхетинцев (ст. Николаевская). Русские продолжают составлять около половины населения Моздокского района и большую часть самого города Моздока. Однако, как в самом районом центре, так и в ряде сел и станиц стремительно увеличивается численность кумыков, чеченцев и турок-месхетинцев.

Вновь причинами снижения численность русских становится естественная убыль и миграция в другие регионы страны (Москва, Санкт-Петербург, Краснодарский край и др.). Материалы научно-исследовательского проекта «Северный Кавказ: взгляд изнутри…» показывают также и «высокое число готовых уехать из республики осетин по национальности». Отмечается высокий потенциал миграции населения, и в случае ухудшения экономической обстановки «молодежь будет уезжать с большей силой» [5, с. 92]. Стоит отметить существенную деталь: при наличии высокой мобильности населения республики вне зависимости он этнической принадлежности, русская молодежь, выезжая за пределы республики и реализуясь в других регионах страны, не только не планирует возвращаться, но и готовит «плацдарм» для переезда других членов семьи. Таким образом, вектор, направленный на снижения численности русских в Северной Осетии остается без изменений.

В исследованиях социально-политической ситуации отмечается, что фактором напряженности, прежде всего, для русских, является то, что зачастую называют «индексом представленности»: осетины как количественно доминирующий этнос имеют большую возможность для отстаивания своих интересов. Этому способствуют и сохраняющиеся механизмы традиционного общества, которые используются и в предвыборных кампаниях, и в лоббировании своих интересов.

Тем не менее, в отличие от республик северо-восточного Кавказа, которые к началу 2000-х гг. стали, фактически, мононациональными регионами РФ (Ингушетия и Чечня), либо сократили численность русских до минимума (Дагестан), пограничной с ними Северной Осетии, несмотря на значительный отток русского населения, удалось сохранить свою многовековую полиэтничную структуру (табл. 1).

Главный научный сотрудник Южного научного центра Российской академии наук, доктор философских наук Сергей Яковлевич Сущий прогнозирует, что динамика русского населения в республике, как в ближайшей (до 2020 г.), так и более отдаленной перспективе с большой вероятностью будет определяться сдвоенной «работой» естественной убыли и миграции. Причем существующая возрастная структура русской общины указывает на то, что в текущем десятилетии более значимую роль в ее демографическом сжатии может играть естественная убыль. По переписи 2010 г. в Северной Осетии старшая возрастная группа (люди 70 и более лет) составляла среди русских 12,6%, а с учетом пожилого населения (60-69 лет) – 23% (рисунок 1). Для всего русского массива по РФ данные показатели составляли соответственно 10,4 и 19%. Скриншот 2019-07-09 22_18_12

Между тем в детородный возраст уже вступают малочисленные поколения, родившиеся в 1990-е годы. Достаточно сказать, что в республике число русских женщин активного репродуктивного возраста (20-39 лет) с 22,2 тыс. в 2010 г. сократится к 2020 г. до 18,3 тыс., а в 2030 г. составит только 14,6 тыс. (и это без учета миграционного фактора).

Но остается еще фактор миграции. С большой вероятностью отток сохранится и на всю обозримую перспективу. При сохранении его современных масштабов русская община может терять по несколько тысяч человек каждое десятилетие и к середине века составлять менее 100 тыс. человек (рисунок 2)

Значение, однако, имеют не только количественные масштабы оттока, но и ухудшение возрастной структуры остающихся русских. Роль данного показателя в демографической депопуляции республиканской общины на протяжении ближайших 15-25 лет может быть незаметной. Но по истечении этого периода последствия могут оказаться едва ли не катастрофическими: в середине века численность русских может начать «таять» со скоростью 3-4% в год. Впрочем, данный сценарий предполагает не только устойчивый отток, но и столь же устойчивую миграционную потерю заметной доли местной русской молодежи.

Скриншот 2019-07-09 22_18_45

В настоящее время география русского населения в республике преимущественно ограничена Владикавказом и Моздоком с Моздокским районом. В сумме на эти два центра и район приходится более 80% всех местных русских. При этом в 71 населенном пункте (почти 38% всей республиканской поселенческой сети) русских нет или число их минимально (1-2 человека). А с учетом тех населенных пунктов, в которых число русских составляет всего 3-10 человек, половина системы расселения по сути оказывается лишенной русского этнокультурного присутствия (по данному показателю Северная Осетия тяготеет к глубоко «дерусифицированному» Северо-Восточному Кавказу). И в перспективе география русских в республике будет продолжать сжиматься, всё более ограничиваясь столицей и Моздокским районом.

Таким образом, в конце 1980-х гг. политический кризис и экономические трудности в сочетании с обострением этнической проблематики на Северном Кавказе заставили часть русского населения покинуть Северную Осетию. Тем временем, в последующее десятилетие республика становится прибежищем для русских и других народов, спасающихся от вооруженных конфликтов в соседних восточных регионах Российской Федерации. Однако в постсоветский период, равно как и в наши дни, численность русского населения Северной Осетии неуклонно сокращается, и есть основания полагать, что данная тенденция будет продолжена. В этой связи для сохранения традиционно гармоничного многонационального североосетинского социума, перед федеральными и региональными властями встает вопрос не о возвращении покинувших республику русских, а о создании условий для удержания оставшихся.

Между тем, важно подчеркнуть, что «русский вопрос» представляет собой один из составных элементов широкого проблемного комплекса, решение которого возможно только в результате успешной реализации проекта системной трансформации Северного Кавказа, включающей модернизацию его политической, социально-экономической, культурной жизни, которая в свою очередь предполагает соответствующие изменения социальных реалий всей России.

Список литературы: 

  1. Демоскоп Weekly [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.demoscope.ru/. Дата обращения: 1.11.2015.
  2. Каберты Н. Г. Динамика этнической структуры населения Северной Осетии за 80 лет // Кавказоведение: опыт исследований: Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.). Ответ. ред. А. Г. Кучиев. Владикавказ: Издательско-полиграфическое предприятие им. В. Гассиева, 2006. C. 371-380.
  3. Канукова З. В., Федосова Е. В. Этнокультурное пространство Северной Осетии: Монография. Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2011. 296 с.
  4. Межэтнические и межконфессиональные отношения в Северо-Кавказском федеральном округе. Экспертный доклад / Под ред. В. А. Тишкова, В. В. Степанова. М.: ИЭА РАН, Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2013. 98 с.
  5. Северный Кавказ: Взгляд изнутри. Вызовы и проблемы социально-политического развития / Под ред. А. Г. Матвеевой, А. Ю. Скакова и И. С. Савина. М.: Институт востоковедения РАН, 2012. 172 с.
  6. Социально-демографический портрет России: По итогам Всероссийской переписи населения 2010 года / Федер. служба гос. статистики. М.: ИИЦ «Статистика России», 2012. 183 с.
  7. Таутиев К. У. Владикавказ–2015. Справочник. Владикавказ: Терские ведомости, 2014. 160 с.
  8. Цуциев А. А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774–2004). М.: «Европа», 2007. 128 с.

Комментарии читателей к статье "Демографическое состояние и перспективы русского этноса в Северной Осетии"

  1. Игорь:

    С прискорбием подтверждаю приведенные факты. Среди выехавших из Республики как моя дочь с сыном, так и целые семьи уже не молодых русских и греков.

Комментарии на этой странице закрыты.